kizune: (Default)
Можно я не стану давать ссылок, ага?
В комментах к посту одной моей подруги было сформулировано довольно сложное задание, исключительно for women: написать рассказ от лица мужчины, который изменяет жене, да ещё так, чтобы он был читателю симпатичен. На эту тему уже было сделано несколько весьма достойных попыток. Решилась принять этот вызов и я. Так что под катом на сей раз не рассказка, а вполне обычный (и довольно длинный!) рассказ, что называется, «бытовуха». Ну, и, разумеется, все герои вымышлены, все совпадения случайны.

Читаем? )
kizune: (Default)
Можно я не стану давать ссылок, ага?
В комментах к посту одной моей подруги было сформулировано довольно сложное задание, исключительно for women: написать рассказ от лица мужчины, который изменяет жене, да ещё так, чтобы он был читателю симпатичен. На эту тему уже было сделано несколько весьма достойных попыток. Решилась принять этот вызов и я. Так что под катом на сей раз не рассказка, а вполне обычный (и довольно длинный!) рассказ, что называется, «бытовуха». Ну, и, разумеется, все герои вымышлены, все совпадения случайны.

Читаем? )
kizune: (Default)
"Прогогеновый" мой текст в первом конкурсе славного сообщества [livejournal.com profile] f_ars занял последнее место. Но я его всё равно - зря что ли писала?! - повешу сюда. Пущай будет.

«А, ты ревнуешь?» )

А, между прочим, у нас в [livejournal.com profile] f_ars вот-вот уже начнётся второй конкурс, и я сильно подозреваю, что именно Вас (да-да, Вас, и не отворачивайтесь!) нам там не хватает либо в качестве участника, либо хотя бы как члена жюри!
Вперёд!
kizune: (Default)
"Прогогеновый" мой текст в первом конкурсе славного сообщества [livejournal.com profile] f_ars занял последнее место. Но я его всё равно - зря что ли писала?! - повешу сюда. Пущай будет.

«А, ты ревнуешь?» )

А, между прочим, у нас в [livejournal.com profile] f_ars вот-вот уже начнётся второй конкурс, и я сильно подозреваю, что именно Вас (да-да, Вас, и не отворачивайтесь!) нам там не хватает либо в качестве участника, либо хотя бы как члена жюри!
Вперёд!
kizune: (Default)
начало

Он встретил Ольгу вновь только через год, когда холодные осенние ливни внезапно, точно набираясь сил, отступили, в разрывы туч засияло солнце, а ветер обрушил на землю такую лавину жёлтой листвы, что стоило лишь сойти с разметённой дорожки, как ноги утопали в ней по щиколотку.
Ольга стояла и курила, прислонившись к стене возле кафе, и на её широкополую шляпу уже успел спланировать скукоженый дубовый лист, прицепившись к тулье, словно дурацкое залихватское пёрышко. Волосы она так и не перекрасила, и именно по этим чёрно-рыжим прядям Сергей и узнал её мгновенно, ринулся через улицу и остановился перед ней растерянный, не зная, что сделать или сказать. А она спокойно затянулась несколько раз, бросила окурок, придавив носком туфли, взяла его холодную ладонь и поцеловала сама в губы – как в первый раз, как обычно, как снилось ему… неужели вчера? Дальше? )
kizune: (Default)
начало

Он встретил Ольгу вновь только через год, когда холодные осенние ливни внезапно, точно набираясь сил, отступили, в разрывы туч засияло солнце, а ветер обрушил на землю такую лавину жёлтой листвы, что стоило лишь сойти с разметённой дорожки, как ноги утопали в ней по щиколотку.
Ольга стояла и курила, прислонившись к стене возле кафе, и на её широкополую шляпу уже успел спланировать скукоженый дубовый лист, прицепившись к тулье, словно дурацкое залихватское пёрышко. Волосы она так и не перекрасила, и именно по этим чёрно-рыжим прядям Сергей и узнал её мгновенно, ринулся через улицу и остановился перед ней растерянный, не зная, что сделать или сказать. А она спокойно затянулась несколько раз, бросила окурок, придавив носком туфли, взяла его холодную ладонь и поцеловала сама в губы – как в первый раз, как обычно, как снилось ему… неужели вчера? Дальше? )
kizune: (Default)
Покойный компьютер утянул с собой в могилу несколько недописанных рассказов. И вместо них я – в кои-то веки! – ручкой в тетрадке написала новый. Несколько часов сегодня я пыталась его править, выкинула примерно треть текста и в конце концов махнула рукой – пусть будет. Хотя бы просто как свидетельство того, как я пишу от руки да ещё в офф-лайновой ломке.


Волосы у неё – ну, конечно, крашенные: чёрные и рыжие вперемешку, и не отдельными волосками, так-то ещё случается, а широкими прядями – чёрная полоса, рыжая полоса – крашенные, даже и говорить не о чём.
Она появляется с осенним листопадом – каждый год, из года в год на две недели, не больше – две недели бледного золота на чёрном асфальте, влажного ночного шороха, глубокого, как океан, неба, мятой солнечной фольги на холодной речной зыби, словно не бывает для неё в этом городе другого времени года, как не бывает зимы для перелётных птиц, не бывает лета для снежной бабы…
Сантименты? А ведь это ни черта не сентиментальная история, история, которая показалась бы невыносимо пошлой, решись Сергей хоть раз рассказать, как однажды в начале октября пронзительно-солнечным днём его, пятнадцатилетнего пацана, тощего и длинного, как росток подвальной картошки, с чёлкой, падающей на глаза, мешающей смотреть, зато надёжно скрывающей очередной прыщ на лбу, неуклюже машущего руками и ногами на школьном дворе, подражая маленькому и ловкому Брюсу Ли, его, с ладонями, потеющими всякий раз, когда молодая математичка в синей «водолазке» с золотым кулончиком на высокой груди, протягивала ему тетрадь, или просто проходила мимо Аришка, сверкая платиной своего безукоризненного – хоть линейку прикладывай - «каре», так вот, его, долговязого восьмиклассника впервые прямо на улице взяла за руку взрослая женщина – сколько ей было? двадцать пять? тридцать? – а через десять минут они уже целовались в глухом дворике за кинотеатром, рядом с криво прислонёнными к стене обвисшими полотнищами старых афиш. Дальше? )

Окончание сейчас будет
kizune: (Default)
Покойный компьютер утянул с собой в могилу несколько недописанных рассказов. И вместо них я – в кои-то веки! – ручкой в тетрадке написала новый. Несколько часов сегодня я пыталась его править, выкинула примерно треть текста и в конце концов махнула рукой – пусть будет. Хотя бы просто как свидетельство того, как я пишу от руки да ещё в офф-лайновой ломке.


Волосы у неё – ну, конечно, крашенные: чёрные и рыжие вперемешку, и не отдельными волосками, так-то ещё случается, а широкими прядями – чёрная полоса, рыжая полоса – крашенные, даже и говорить не о чём.
Она появляется с осенним листопадом – каждый год, из года в год на две недели, не больше – две недели бледного золота на чёрном асфальте, влажного ночного шороха, глубокого, как океан, неба, мятой солнечной фольги на холодной речной зыби, словно не бывает для неё в этом городе другого времени года, как не бывает зимы для перелётных птиц, не бывает лета для снежной бабы…
Сантименты? А ведь это ни черта не сентиментальная история, история, которая показалась бы невыносимо пошлой, решись Сергей хоть раз рассказать, как однажды в начале октября пронзительно-солнечным днём его, пятнадцатилетнего пацана, тощего и длинного, как росток подвальной картошки, с чёлкой, падающей на глаза, мешающей смотреть, зато надёжно скрывающей очередной прыщ на лбу, неуклюже машущего руками и ногами на школьном дворе, подражая маленькому и ловкому Брюсу Ли, его, с ладонями, потеющими всякий раз, когда молодая математичка в синей «водолазке» с золотым кулончиком на высокой груди, протягивала ему тетрадь, или просто проходила мимо Аришка, сверкая платиной своего безукоризненного – хоть линейку прикладывай - «каре», так вот, его, долговязого восьмиклассника впервые прямо на улице взяла за руку взрослая женщина – сколько ей было? двадцать пять? тридцать? – а через десять минут они уже целовались в глухом дворике за кинотеатром, рядом с криво прислонёнными к стене обвисшими полотнищами старых афиш. Дальше? )

Окончание сейчас будет
kizune: (Default)
Пока не пришли гости, решила вывесить довольно большой кусок и сегодня. Уже вполне дамский – с комплексами и истериками, уж извините…

«Номер» (1) - здесь
«Номер» (2) - здесь
Читаем?  )


Окончание будет в воскресенье… наверное.
kizune: (Default)
Пока не пришли гости, решила вывесить довольно большой кусок и сегодня. Уже вполне дамский – с комплексами и истериками, уж извините…

«Номер» (1) - здесь
«Номер» (2) - здесь
Читаем?  )


Окончание будет в воскресенье… наверное.
kizune: (Default)
«Номер» (1) - здесь

Читаем?  )

Следовать ли продолжению? У меня этой тягомотины ещё шесть листов…
kizune: (Default)
«Номер» (1) - здесь

Читаем?  )

Следовать ли продолжению? У меня этой тягомотины ещё шесть листов…
kizune: (Default)
Сейчас я примусь выкладывать офигенно длинный по моим меркам рассказ, который начал разъедать мне мозг ещё до отъезда. То есть три недели этот гад сидел у меня в голове, а после всё писался, писался, и кончаться не желал. И ладно была бы это сказка – так ведь нет, рассказ обыкновенный, дамский…Причём я от него так уже устала, что решить, хороший он или плохой, попросту не в состоянии. В общем, сделаем так: пару частей я повешу сегодня, пусть поторчат в журнале день-другой (нужно же сделать скидку на праздники!), а если кому-то захочется, то и продолжение с окончанием можно будет повесить. Ну, а нет, так нет. Ага?
Ну, и – конечно же – все персонажи и ситуации вымышлены, все совпадения случайны, а личные воспоминания автор пишет исключительно под тэгом «мемуарсы»!

Читаем?  )

Продолжение пока ещё точно следует…
kizune: (Default)
Сейчас я примусь выкладывать офигенно длинный по моим меркам рассказ, который начал разъедать мне мозг ещё до отъезда. То есть три недели этот гад сидел у меня в голове, а после всё писался, писался, и кончаться не желал. И ладно была бы это сказка – так ведь нет, рассказ обыкновенный, дамский…Причём я от него так уже устала, что решить, хороший он или плохой, попросту не в состоянии. В общем, сделаем так: пару частей я повешу сегодня, пусть поторчат в журнале день-другой (нужно же сделать скидку на праздники!), а если кому-то захочется, то и продолжение с окончанием можно будет повесить. Ну, а нет, так нет. Ага?
Ну, и – конечно же – все персонажи и ситуации вымышлены, все совпадения случайны, а личные воспоминания автор пишет исключительно под тэгом «мемуарсы»!

Читаем?  )

Продолжение пока ещё точно следует…
kizune: (Default)
И Надька на работе объявилась вдруг. А я уже думала, что она уволилась после того случая, когда у всех поназанимала и исчезла, хорошо так поназанимала – у кого сто тысяч, у кого – сто пятьдесят, и всем через три дня отдать обещала… Мы даже заявление на неё начальству написали – пусть из зарплаты удерживают что ли, кому как, а мне 500 баксов – деньги, давала-то на неделю, а через два месяца оказалось, что в отпуск не на что ехать. Не все, правда, подписались. Байрам, к примеру, не стал, он вечно всех жалеет, добрый. Я тоже, кажется, не злая, но вот узнала, что Надька эти деньги попросту в казино спускает, всё отыграться пытается, и вскипела. Нет, ты скажи, чем думает, а? У неё ребёнок маленький, мужтакой славный, Васька, раньше тоже у нас работал, и за квартиру кредит…
Нет, тогда её начальство приструнило, она даже долги помаленьку раздала, и мне – через три месяца, ну, хоть так. И опять пропала. А тут появляется, оказывается, не уволилась, а в больнице лежала, что-то с желудком будто бы. Ну да, сейчас на обследование лечь проще простого – заплатил и лежи, только ей совсем не от этого лечиться нужно.
И уже с координаторшей под ручку гуляет, что-то ей втирает, хотя когда это наши журналюги с координаторшами дружбу водили – те, в основном, с водителями да с гримёрами общаются. Молодая девчонка, недавно совсем пришла, не в курсе той истории. Мы, в общем-то, новеньких всех предупредили, чтобы Надьке денег не давали, что бы ни врала, - всё равно проиграет. А этой ничего не сказали, она кого-то из начальства дочка, ну, так в случае чего, не обеднеет. Или сказать ей всё-таки? Ох, ладно…
Я вот не знаю, отдала тогда Надька Байраму долг или нет. Тем, кто заявление подписывал, точно вернула, а ему – не знаю. Я почему вспомнила – нам на прошлой неделе для самого Байрама собирать пришлось. У него дом сгорел. Проводка от бывших хозяев осталась, старая, он поменять так и не собрался, ну, и вспыхнуло. Сам-то он после смены спал, хорошо, жена на кухне была, часть вещей даже вынести успели, но дом-то сгорел. Жалко его, хороший мужик, ответственный, после него на смену выходить приятно – всё записано, всё чисто... Меньше года назад женился, а до этого всё как-то не получалось у него, хотя и работящий, и симпатичный, а семья - это же для татар всё, не то, что у наших. Переживал сильно, что детей у него нет, в его-то возрасте, думал, женится - она сразу и родит, даже ругались они из-за этого, кажется, хотя он жену очень любит. Конечно, ему-то за сорок уже, а ей – двадцать с хвостиком. Я ему говорила: «А чего ты хочешь? Сам-то в двадцать лет по дискотекам бегал, ей тоже пока неохота с ребёнком сидеть. Подожди, поживите пока, родить и через десять лет не поздно!»
А теперь вот дом. Ну, что мы там собрали, это разве деньги? Байрам и без того на двух работах пахал: у нас и на «кабеле», там тоже смена сутки через трое, а теперь еще и на третью куда-то устроился. Когда отсыпается, непонятно, одни скулы торчат. Но улыбается, он всё время улыбается, так, виновато чуть-чуть.
А вчера вечером я на работу забежала – письмо нужно было отправить. Захожу в аппаратную, а там сидит Байрам – и плачет. Я так растерялась, совсем же непонятно, что делать, когда мужик плачет. Села с ним рядом, говорю: «Ты что?» А он говорит: «Я сегодня когда собирался, жена подошла, обняла сзади и прямо твоими словами, что, дескать, ничего, отстроим дом, а родить ещё и через десять лет не поздно будет. А сама бледная, как стенка, и где вчера была, не знаю, я только в десять вечера вернулся и сразу уснул». И плачет.
А что я сделаю? Он даже водки не пьёт – татарин…
kizune: (Default)
И Надька на работе объявилась вдруг. А я уже думала, что она уволилась после того случая, когда у всех поназанимала и исчезла, хорошо так поназанимала – у кого сто тысяч, у кого – сто пятьдесят, и всем через три дня отдать обещала… Мы даже заявление на неё начальству написали – пусть из зарплаты удерживают что ли, кому как, а мне 500 баксов – деньги, давала-то на неделю, а через два месяца оказалось, что в отпуск не на что ехать. Не все, правда, подписались. Байрам, к примеру, не стал, он вечно всех жалеет, добрый. Я тоже, кажется, не злая, но вот узнала, что Надька эти деньги попросту в казино спускает, всё отыграться пытается, и вскипела. Нет, ты скажи, чем думает, а? У неё ребёнок маленький, мужтакой славный, Васька, раньше тоже у нас работал, и за квартиру кредит…
Нет, тогда её начальство приструнило, она даже долги помаленьку раздала, и мне – через три месяца, ну, хоть так. И опять пропала. А тут появляется, оказывается, не уволилась, а в больнице лежала, что-то с желудком будто бы. Ну да, сейчас на обследование лечь проще простого – заплатил и лежи, только ей совсем не от этого лечиться нужно.
И уже с координаторшей под ручку гуляет, что-то ей втирает, хотя когда это наши журналюги с координаторшами дружбу водили – те, в основном, с водителями да с гримёрами общаются. Молодая девчонка, недавно совсем пришла, не в курсе той истории. Мы, в общем-то, новеньких всех предупредили, чтобы Надьке денег не давали, что бы ни врала, - всё равно проиграет. А этой ничего не сказали, она кого-то из начальства дочка, ну, так в случае чего, не обеднеет. Или сказать ей всё-таки? Ох, ладно…
Я вот не знаю, отдала тогда Надька Байраму долг или нет. Тем, кто заявление подписывал, точно вернула, а ему – не знаю. Я почему вспомнила – нам на прошлой неделе для самого Байрама собирать пришлось. У него дом сгорел. Проводка от бывших хозяев осталась, старая, он поменять так и не собрался, ну, и вспыхнуло. Сам-то он после смены спал, хорошо, жена на кухне была, часть вещей даже вынести успели, но дом-то сгорел. Жалко его, хороший мужик, ответственный, после него на смену выходить приятно – всё записано, всё чисто... Меньше года назад женился, а до этого всё как-то не получалось у него, хотя и работящий, и симпатичный, а семья - это же для татар всё, не то, что у наших. Переживал сильно, что детей у него нет, в его-то возрасте, думал, женится - она сразу и родит, даже ругались они из-за этого, кажется, хотя он жену очень любит. Конечно, ему-то за сорок уже, а ей – двадцать с хвостиком. Я ему говорила: «А чего ты хочешь? Сам-то в двадцать лет по дискотекам бегал, ей тоже пока неохота с ребёнком сидеть. Подожди, поживите пока, родить и через десять лет не поздно!»
А теперь вот дом. Ну, что мы там собрали, это разве деньги? Байрам и без того на двух работах пахал: у нас и на «кабеле», там тоже смена сутки через трое, а теперь еще и на третью куда-то устроился. Когда отсыпается, непонятно, одни скулы торчат. Но улыбается, он всё время улыбается, так, виновато чуть-чуть.
А вчера вечером я на работу забежала – письмо нужно было отправить. Захожу в аппаратную, а там сидит Байрам – и плачет. Я так растерялась, совсем же непонятно, что делать, когда мужик плачет. Села с ним рядом, говорю: «Ты что?» А он говорит: «Я сегодня когда собирался, жена подошла, обняла сзади и прямо твоими словами, что, дескать, ничего, отстроим дом, а родить ещё и через десять лет не поздно будет. А сама бледная, как стенка, и где вчера была, не знаю, я только в десять вечера вернулся и сразу уснул». И плачет.
А что я сделаю? Он даже водки не пьёт – татарин…
kizune: (Default)
Третья и последняя часть рассказа. Те, кто увидел этот пост первым и намерен читать, пожалуйста, отмотайте ленту назад до первой части.

Последняя порция  )
kizune: (Default)
Третья и последняя часть рассказа. Те, кто увидел этот пост первым и намерен читать, пожалуйста, отмотайте ленту назад до первой части.

Последняя порция  )

Profile

kizune: (Default)
kizune

February 2017

S M T W T F S
   123 4
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 23/07/2017 12:45 am
Powered by Dreamwidth Studios