kizune: (подарок)
Снова делаю попытку начать писать рассказки.
И опять о призраках получилось. Извините.
Есть у меня истории о живых людях, но не хочу. Злые эти все истории, а живым людям сейчас и без того...
Или, может, просто не могу о живых.
Мне бы только найти в себе снова способность рассказывать сказки, а остальное неважно.

рассказка )
kizune: (подарок)
Слишком давно ничего не писала.
Может быть, разучилась.

Концерт закончился заполночь, а я ещё в туалет зашла и покурила потом, так что все остальные слушатели уже разбежались, а может, им всем нужно было в другую сторону, так тоже бывает, так что пошла я уже одна. Да там и идти-то даже самым медленным шагом минут сорок от силы: через мост, по одной улице, потом по другой, слева Малая площадь будет, а от неё уже три квартала – и моя гостиница. И всё равно ведь никто не ждёт, спешить некуда, а я люблю никуда не спешить, когда обо мне волноваться некому. К тому же центр, фонари горят, здания подсвечены, рестораны работают – совсем не страшно.
Про Малую площадь мне Зойка рассказывала. Ну, Зойка вообще первые года два после переезда здесь гидом работала, а дикий гид дело такое – Википедия и фантазия, вот и плетут, ни в чём себя не сдерживают, знатоки только в кулачки хмыкают. Сейчас-то у Зойки нормальная работа, и о любимом городе она куда больше знает, но мне-то пойди разбери, когда она и впрямь знает, а когда в ней дикий гид просыпается, я-то лох-турист, уши торчат – только успевай лапшу развешивать.

Так вот, Зойка говорила, что есть легенда, будто бы на Малой площади каждое полнолуние танцуют призраки. Там когда-то колодец был, и вот в каком-то пятнадцатом, что ли, веке во время эпидемии все, кто из этого колодца воду пил, от чумы умерли. Колодец этот засыпали, конечно, но верхнюю часть в виде такой маленькой башенки ажурной сносить почему-то не стали, так она до сих пор на краю площади стоит, только ворот сняли, и внизу – доски и земля. И призраки возле колодца остались, но не все, а только те, кто молодыми умерли, в ту чуму отчего-то больше всего молодёжи умирало. И вот в каждое полнолуние после полуночи выходят они на Малую площадь потанцевать, не натанцевались при жизни.
Дальше? )
kizune: (подарок)
Раз уж сегодня рождественский сочельник, вывешу-ка я новую рассказку. Написана для сообщества текст_мине, после чего слегка доработана напильником.
Напоминаю, что все персонажи, города, колокола и статуи вымышлены, совпадения случайны.

Ну, и сама рассказка )
kizune: (подарок)
Это рассказ для сообщества txt-me.

Посвящается памяти Владимира Орлова.

Каждую ночь Кулгин снимал душу, аккуратно вешал её на спинку стула и проваливался в чёрный беззвёздный сон. Возможно, это выглядело бы жутковато, если бы Кулгин был человеком, но человеком он не был – последний эон он работал демоном зимы у не слишком прогрессивного, зато многочисленного и живучего племени шу с одной из небольших планет в районе туманности Конской головы.

Душа была изящная и сложная, тонкой работы, Кулгин сам вышивал её долгими томительными вечерами – после захода солнца шу побаивались заглядывать в магический зал, и можно было сменить позу, опустить угрожающе поднятые руки, прикрыть губами оскаленные зубы и заняться тем немногим, что вообще было ему доступно.
Дело в том, что уже семьсот сезонов назад главный шаман племени шу заточил его в огромную глыбу серебристого янтаря. Глобального потепления, на которое все при этом надеялись, не случилось, зима приходила по-прежнему, но снежные бураны и ледяные ливни устраивать стало некому, поскольку Кулгин был демоном воспитанным и соблюдающим правила и терпеливо дожидался, пока янтарь не расплавит случайная молния, или племя чун, которое постоянно порывалось завоевать шу, не вломится в магический зал и не разобьёт то, что принимает за святыню своих врагов. Ну, или хоть в озеро выбросит, а там уже подождать всего ничего - и волны источат янтарь о гальку.
А пока... )
kizune: (подарок)
Это рассказ для сообщества txt_me.

Читать )
kizune: (подарок)
Это новый рассказ для сообщества [livejournal.com profile] txt_me

читать )
kizune: (идиотико)
Мне уже объяснили, что этот рассказ - дерьмо, так что, наверное, и читать его не стоит.
Но что моё, то моё, уж какое есть, пусть лежит тут - здесь у меня, помимо прочего, ещё и склад всякого-разного.
А комменты я закрою, чтобы не было впечатления, что я решила себе лёгких бонусов срубить на лояльности фрэндов.

буквы, много  )
kizune: (подарок)
Вторая вещь, написанная для конкурса, упомянутого в предыдущем посте - это пародия на действительно хороший рассказ высоко мною ценимого [livejournal.com profile] rezoner"Прогулки в селе Воронцове". Пародист я довольно паршивый, но пусть и эта вещь останется в моём журнале, раз уж написана.

Читать-то станете?  )
kizune: (подарок)
В сабже - название рассказа, но для начала я вам расскажу, как и почему я не стала участвовать в первоапрельском конкурсе уважаемого сообщества [livejournal.com profile] mirnaiznanku.
То есть вначале-то я вполне загорелась мыслью наконец расписаться, благо и конкурс этот отрекламировали сразу несколько дорогих мне фрэндов. И действительно впервые за долгое время написала и рассказ по предложенным условиям, и пародию. Вот только в условиях конкурса значилось ещё и то, что присланные материалы не должны превышать шести тысяч печатных знаков с пробелами. А мой художественный продукт нехило так превышал. И вот уселась я резать рассказ. Сокращала-сокращала, дошла уже до шести тысяч без пробелов - и сообразила, что давно уже режу по живому. Ну, не доводить же, в самом дело, героев до совсем уж пластмассового состояния! И - была не была! - махнула свои шесть тысяч без пробелов по указанному адресу. Но - не была, в том смысле, что рассказ мой вежливо завернули.
Тут надо заметить, что я зверь, конечно, самовлюблённый, но ни капли не честолюбивый и поражений от победы, хоть ты тресни, не отличаю. Ну, неоткуда мне там убирать ещё полтысячи знаков, да и по убранному душа болит. Так нахрена ж мне этот конкурс? Есть рассказ - и хорошо, и спасибочки. Так что мирнаизнанку я оставила в той туманной голубой дали, где живут лаконичные и послушные мальчики и девочки, а рассказ помещаю здесь - в изначальном виде.

Да, но нужно же ещё пояснить, отчего он у меня такой получился.
Дело в том, что в миренаизнанку каждому из участнику выдавался фант с пятью условиями. Вручили фант и мне (при этом, насколько я поняла, ни одно животное не пострадало - фантов было больше, чем участников), а содержалось в нём вот что:

1. Одного из героев должны звать - Клоун В Оранжевых Тапочках (КВОТ)
2. C одним из героев должно случиться - Когда ему было 3 года, он упал с подоконника.
3. Один из героев должен обладать особенностью - неразличим в толпе
4. Деталь обстановки или пейзажа - Утренний туман
5. Фраза, которая должна войти в рассказ в неизменном виде - И тогда он понял вообще всё.

Не могу не заметить, что тема клоунов близка мне в той же степени, что и поышение удойности мелкого рогатого скота. Но уж что получилось, то получилось.

Читать-то будете?  )
kizune: (Default)

Паникеев медленно переступал ногами вдоль стеклянной витрины и невидимо миру страдал. Во-первых, он совершенно не хотел идти ни на какой день рождения, поскольку праздники разлюбил уже много лет назад, во-вторых, слабо представлял, как следует вести себя со случайной и ненужной любовницей, что за слова выбрать для поздравления и следует ли целовать её при всех – в щёку или даже в губы. К тому же выбирать подарки женщинам он никогда не умел. Вот подаришь ей духи, хорошие, французские, а потом выяснится, что этот аромат её, видите ли, старит, и вообще она терпеть не может имбирные ноты, а Паникеву эти самые имбирные ноты и в открытом-то флаконе нипочём не вычислить – не то что в закрытой коробочке. Или, скажем, кольцо… Нет-нет, кольцо ни в коем случае дарить нельзя, даже серебряное, кольцо у всех женщин ассоциируется, а ему эти ассоциации совершенно некстати, ему бы отметиться на этом самом дне рождения, а после эдак вежливо свести всё общение на нет, вообще глупо всё получилось, и чего бы ей на полгода позже не родиться, не пришлось бы ему сейчас мучиться.

Наверное, лучше всего подарить какой-нибудь сувенир – безделушку, но чтобы не совсем дешёвую. Вроде, на память. Женщины же любят всякую ерунду на мебель ставить…

В сувенирном отделе длинным и унылым рядом растянулись неестественно изогнувшиеся снежные барсы – символы города – напоминающие рухнувший на бок знак доллара. Барсы эти торчали повсюду – от билбордов до конфетных фантиков – и успели всем осточертеть настолько, что глаз их уже попросту не воспринимал.

- А что это у вас там такое зелёненькое? – ткнул Паникев пальцем в полку за спиной продавщицы.

Зелёненькое оказалось совсем небольшой, с полпальца размером лягушкой, выточенной из непрозрачной яшмы. На ощупь лягушка показалась Паникееву неожиданно приятной – гладкой и холодненькой, её хотелось трогать и гладить снова и снова с неосознанным удовольствием.

- Беру, - сказал он решительно.

Дальше? )


kizune: (Default)
Давно не писала рассказок, а писать чужим голосом мне всегда сложно, так что сильно не ругайтесь, ага? :)


Первой тогда вахтёрша пришла. Я-то думал, она опять пилить нас станет, что долго сидим, ей лишь бы двери запереть поскорее и спать, пофиг ей наша музыка. Но вот же пришла, стоит, слушает.
Потом ребята из студенческого театра подтянулись. Они вообще ничего так, мы с ними даже раз вместе в подшефную воинскую часть выступать ездили, типа на гастроли, поквасили на обратном пути. Нормальные ребята, но у них своя тусовка, они по средам вообще где-то внизу в большом лекционном зале репетируют, чего их к нам, в актовый занесло?
Да и ладно, слушают и слушают, мне, в общем, не до них, мне интересней, как на последней коде Славка со своей дудкой впишется, а ведь вписался, чёрт, как родной, как так и надо. Всё, блин, выкрутились, ура! Хотели духовую секцию – вот вам духовая, утритесь своим постановлением, наша репточка остаётся, и аппарат – тоже наш, вокально, понимаешь, инструментальный ансамбль при энергоинституте, отыграем мы вам планово четыре раза в году песни советских композиторов, а что мы, где и как в остальное время лабаем – не ваша забота. Молодец, Славка, и где он только свирельку эту вместо своей губной гармошки раздобыл, ободранная вся, зато звучит, гитарист-то он, если честно, фиговый, да у нас и без него – две гитары и басуха, ништяк, быть ему духовой секцией.
Ну, мы как отыграли, тётка эта, вахтёрша посмотрела на нас как-то ошалело, рот, было, открыла, закрыла – и ушла.
Димыч за своими барабанами ржёт:
- Волшебная сила искусства! Ты гляди, Славка, как её твоя флейта цепанула, а!
А Славка улыбается во все зубы:
- А то! Старая, а пашет! Я вот только с избирательностью ещё не совсем разобрался, но вы, пипл, не бойтесь, вы ж музыканты, у вас иммунитет…
Нифига я его тогда не понял, думал, так, выпендривается, он же из музучилища, к нам, в общем, случайно прибился, Пита двоюродный брат, а Пит у нас на басу был, пока его из института не попёрли и в армейку не свинтили.
А актёры эти из погорелого театра всё стоят. Так и торчали у сцены, пока Славка ещё раз в свою флейту не дунул, плечами пожал и говорит так, будто извиняется:
- Ну да, с управлением ещё разобраться нужно, - словно там не палочка и восемь дырочек, а реактивный бомбардировщик.
Ну, он и разобрался потом, да.

Дальше? )
kizune: (Default)
Большинство клиентов уходили разочарованными. Ну, что поделаешь, их честно предупреждали, что вещие сны – штука редкая, большинство наших ночных видений – это, как писали в советских учебниках, новая комбинация старых впечатлений, подсознательные страхи и надежды, фрейдистские комплексы и прочая печальная шелуха, в которой Владе приходилось копаться изо дня в день.
Вера Анатольевна, сидевшая в приёмной, ворчала на неё иногда по-свойски:
- Лучше б в психоаналитики подалась, закончила б курсы какие, что ли. Чисто, спокойно, диплом на стеночке, налоги платишь, а работа, считай та же, даже и кушетка уже готовая есть.
До пенсии Вера Анатольевна работала кадровичкой на заводе, так что полулегальное Владино положение её, привыкшую к порядку, постоянно нервировало, зато платила ей соседка по лестничной клетке хорошо, не обижала, а всей-то работы – открыть, впустить, напомнить, что половину суммы – сейчас, а половину – после разговора, ну, и по телефону отвечать.
Однажды, когда в дверь позвонили две бабёнки в милицейской форме, Вера Анатольевна всерьёз перепугалась, но выяснилось, что подружки, работавшие в детприёмнике, просто пришли выяснить, отчего одной из них уже третью ночь подряд снится, как покойный отец, суётся к ней в холодильник, а после долго брюзжит, что в доме жрать нечего, а второй накануне привиделась крыса, поднимающая маленькую штангу под аккомпанемент марша Мендельсона. Расплатились, как положено, и неудовольствия не выразили, когда Влада посоветовала первой съездить прибраться на отцову могилу (бесполезнейшее, но отлично успокаивающее совесть действие), а второй – лишний раз подумать насчёт жениха-тренера по стрельбе: сможет ли она жить с таким человеком. Пустые клиенты, всё, как обычно.

Дальше? )
kizune: (подарок)
- Мам! Ма-а-а-а-ам! – заходился в крике, вскипая соплями из носа, лопоухий, мелкий даже для своих шести лет Борька, - Мам, мне Райка хочет в попу ручку вставить!
- Вот я сейчас эту Раиску-то поймаю и самой ей кой-что в жопу-то вставлю! – грозным баском отозвалась его мать, тётя Лиза, развешивавшая бельё во дворе, - Валька! Я тебе сколько раз говорила, чтобы ты с этой оторвой не водилась и брата за собой не таскала, а?!

Справедливости ради стоит заметить, что таскался за своей сестрой и её неразлучной подружкой Борька совершенно добровольно. Ровесников у него в округе не водилось, одному скучно, а девчонки, хоть и вредные, всё-таки время от времени принимали его в игру, особенно когда, как сейчас, затевали больницу. И вечно-то Борьке доставалась роль пациента. Ладно, измерение температуры старым уличным термометром и осмотр горла при помощи чайной ложки он терпел спокойно, но ведь было уже однажды и так, что у неугомонной Райки едва-едва успели отобрать игрушечный шприц из немецкого набора «Юный доктор», которым она вознамерилась сделать Борьке инъекцию чернил. А теперь и вовсе придумала ручкой в задницу лезть!

- Ну, тёть Лиз, - заныла издалека Райка, - Это ж не больно вообще, у нас так сегодня в школе анализы брали на яйцеглист …
На смешном слове «яйцеглист» они с Валькой не выдержали и захохотали в два голоса, а Борька, всё ещё держась за штаны, уставился на них недоумённо.
- Я сейчас тебе такой яйцеглист покажу – бесстыжие глазёнки повылазиют! – уже куда более мирным тоном пообещала Елизавета Сергеевна. – Вырасти сперва, выучись, а там уже и бери свои анализы. В общем так: ещё раз про эту вашу больницу услышу – веником разгоню! И в сараюшку нашу больше не пущу, а то ишь, устроились тут!

Дальше?  )
kizune: (подарок)
- Мам! Ма-а-а-а-ам! – заходился в крике, вскипая соплями из носа, лопоухий, мелкий даже для своих шести лет Борька, - Мам, мне Райка хочет в попу ручку вставить!
- Вот я сейчас эту Раиску-то поймаю и самой ей кой-что в жопу-то вставлю! – грозным баском отозвалась его мать, тётя Лиза, развешивавшая бельё во дворе, - Валька! Я тебе сколько раз говорила, чтобы ты с этой оторвой не водилась и брата за собой не таскала, а?!

Справедливости ради стоит заметить, что таскался за своей сестрой и её неразлучной подружкой Борька совершенно добровольно. Ровесников у него в округе не водилось, одному скучно, а девчонки, хоть и вредные, всё-таки время от времени принимали его в игру, особенно когда, как сейчас, затевали больницу. И вечно-то Борьке доставалась роль пациента. Ладно, измерение температуры старым уличным термометром и осмотр горла при помощи чайной ложки он терпел спокойно, но ведь было уже однажды и так, что у неугомонной Райки едва-едва успели отобрать игрушечный шприц из немецкого набора «Юный доктор», которым она вознамерилась сделать Борьке инъекцию чернил. А теперь и вовсе придумала ручкой в задницу лезть!

- Ну, тёть Лиз, - заныла издалека Райка, - Это ж не больно вообще, у нас так сегодня в школе анализы брали на яйцеглист …
На смешном слове «яйцеглист» они с Валькой не выдержали и захохотали в два голоса, а Борька, всё ещё держась за штаны, уставился на них недоумённо.
- Я сейчас тебе такой яйцеглист покажу – бесстыжие глазёнки повылазиют! – уже куда более мирным тоном пообещала Елизавета Сергеевна. – Вырасти сперва, выучись, а там уже и бери свои анализы. В общем так: ещё раз про эту вашу больницу услышу – веником разгоню! И в сараюшку нашу больше не пущу, а то ишь, устроились тут!

Дальше?  )
kizune: (подарок)
Рассказка эта писалась долго и трудно и, уже дописанная, несколько раз переделывалась. Один из её вариантов я вывешивала под замком, а вот этот - с изменённым финалом, решила повесить открыто.

Начало )

окончание сейчас будет
kizune: (подарок)
Рассказка эта писалась долго и трудно и, уже дописанная, несколько раз переделывалась. Один из её вариантов я вывешивала под замком, а вот этот - с изменённым финалом, решила повесить открыто.

Начало )

окончание сейчас будет
kizune: (подарок)
Я тут в кои-то веки рассказик написала. Плохой. Ну, это он так называется, а какой он на самом деле, не знаю, перечитывать страшно, честно-честно, страшно, потому что фиг знает сколько ничего не писала, да и вообще странная это какая-то писулька, и не в моём стиле. Но уже сам факт, что хоть что-то сдвинулось, уже хорошо, а там, глядишь,и лучше напишу. Когда-нибудь.
Словом, я вас предупредила: под кат можете не ходить - там всё сырое.

А можете и ходить, конечно...  )
kizune: (подарок)
Я тут в кои-то веки рассказик написала. Плохой. Ну, это он так называется, а какой он на самом деле, не знаю, перечитывать страшно, честно-честно, страшно, потому что фиг знает сколько ничего не писала, да и вообще странная это какая-то писулька, и не в моём стиле. Но уже сам факт, что хоть что-то сдвинулось, уже хорошо, а там, глядишь,и лучше напишу. Когда-нибудь.
Словом, я вас предупредила: под кат можете не ходить - там всё сырое.

А можете и ходить, конечно...  )

Profile

kizune: (Default)
kizune

February 2017

S M T W T F S
   123 4
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 22/09/2017 06:20 am
Powered by Dreamwidth Studios