kizune: (лицо)
Влюбиться хочу, вот что. Так, чтобы ждать и вздрагивать внутри при виде, а физиономию кроить независимую, чтобы особый голос просыпался, грудной, нежный, чтобы снова мир схлопывался до нас двоих при едином касании рук, и злились окружающие, и сбивались все планы и графики, и вся жизнь была бы только коротким нервным сном между встречами.
Влюбиться - это ведь не только сексом заниматься, хотя и секса пусть было бы много, по верхней для обоих отметке, секс - прекрасное дело, ничего в нём нету стыдного, ничего злого, ничего позорного, а кто иначе считает, просто не с тем и не так трахается - счастья ему, чтобы глаза открылись. Но пусть и всё, что кроме секса тоже будет: ждать, верить, узнавать, радоваться, тосковать, делиться - вот это очень важно - делиться всем от сигареты и бутерброда до музыки, чтобы даже ветер для двоих был, даже закат.

И, блин нафиг, не причитать этим псевдопоэтическим слогом, а говорить твёрдо и ясно, потому что говоришь с мужчиной. Что бы ты ни сказала, что бы ты ни сделала, ты всегда говоришь с мужчиной, которого любишь.
kizune: (шляпа)
Танго – танец, пошлый, как резаные вены. Помнишь, в юности почти у каждого были эти две светлые полосочки на запястье? Помнишь, казалось, что это поможет от любви?

Танго – танец напыщенный, как сценический монолог. Хвастается Сальери, перебирает обиды и строит планы Ричард, разбивает голову о безнадёжную любовь Сирано, хлопает дверью Чацкий – всё слишком размашисто, слишком громко, так, чтобы услышали и с галёрки, а первые ряды видят, как сползает капля пота с исчезающее тонкой границы между гримом и париком.

Танго…
Когда-то я умела его танцевать – нет, не блестяще, не конкурсно в вихре пышных укороченных юбок, куда уж мне, просто знала этот длинный и стремительный шаг с поворотом головы, просто помнила, что самое сложное – это держать позвоночник свободно, когда партнёр откидывает тебя на свою руку, почти к самому полу, а ты не шаришь судорожно в поисках опоры, а лишь смотришь в глаза, лишь вытягиваешь мучительно-прямо ногу, как стеклянная балерина, зная, что если чужие руки разожмутся, от тебя на полу останутся лишь осколки. И точно, абсолютно точно зная, что рано или поздно они разожмутся.
Всё танго – лишь ради того короткого мгновения, когда ты ещё веришь, что тебя подхватят.

Моё танго закончено. Я стою за кулисами и подкрашиваю губы. Трижды разбитое за один долгий танец сердце болит так, что хочется скулить, но я уже знаю, что переживу, уже пережила. А там, на сцене мой бывший партнёр пока ещё бережно держит в своих руках новые ладони. Пусть. Если мне вновь захочется этого танца, пошлого, как резаные вены, я буду танцевать уже не с ним. В конце концов, это всего лишь танго.
kizune: (шляпа)
Танго – танец, пошлый, как резаные вены. Помнишь, в юности почти у каждого были эти две светлые полосочки на запястье? Помнишь, казалось, что это поможет от любви?

Танго – танец напыщенный, как сценический монолог. Хвастается Сальери, перебирает обиды и строит планы Ричард, разбивает голову о безнадёжную любовь Сирано, хлопает дверью Чацкий – всё слишком размашисто, слишком громко, так, чтобы услышали и с галёрки, а первые ряды видят, как сползает капля пота с исчезающее тонкой границы между гримом и париком.

Танго…
Когда-то я умела его танцевать – нет, не блестяще, не конкурсно в вихре пышных укороченных юбок, куда уж мне, просто знала этот длинный и стремительный шаг с поворотом головы, просто помнила, что самое сложное – это держать позвоночник свободно, когда партнёр откидывает тебя на свою руку, почти к самому полу, а ты не шаришь судорожно в поисках опоры, а лишь смотришь в глаза, лишь вытягиваешь мучительно-прямо ногу, как стеклянная балерина, зная, что если чужие руки разожмутся, от тебя на полу останутся лишь осколки. И точно, абсолютно точно зная, что рано или поздно они разожмутся.
Всё танго – лишь ради того короткого мгновения, когда ты ещё веришь, что тебя подхватят.

Моё танго закончено. Я стою за кулисами и подкрашиваю губы. Трижды разбитое за один долгий танец сердце болит так, что хочется скулить, но я уже знаю, что переживу, уже пережила. А там, на сцене мой бывший партнёр пока ещё бережно держит в своих руках новые ладони. Пусть. Если мне вновь захочется этого танца, пошлого, как резаные вены, я буду танцевать уже не с ним. В конце концов, это всего лишь танго.
kizune: (Default)
Добро пожаловать в позднюю осень!
kizune: (Default)
Добро пожаловать в позднюю осень!
kizune: (Default)
Не хочу быть ни циничной, ни романтичной. Не хочу праздников, в которых мне нет места.
Сидеть, отщелкивать пальцами под медленный блюз, отстукивать голой пяткой в пол, с закрытыми глазами, и головой – направо, налево…
Надо бы плюнуть на всё и писать. Когда хреново – писать, когда ничего не выходит – писать, стиснуть зубы, тупо, без цели, без смысла.
Не пишется. Не живется.
Только медленный блюз и грохот рушащихся с крыши ледяных глыб.
Весна. Щелчки пальцами. Раз, два, три, четыре. Весна.
kizune: (Default)
Не хочу быть ни циничной, ни романтичной. Не хочу праздников, в которых мне нет места.
Сидеть, отщелкивать пальцами под медленный блюз, отстукивать голой пяткой в пол, с закрытыми глазами, и головой – направо, налево…
Надо бы плюнуть на всё и писать. Когда хреново – писать, когда ничего не выходит – писать, стиснуть зубы, тупо, без цели, без смысла.
Не пишется. Не живется.
Только медленный блюз и грохот рушащихся с крыши ледяных глыб.
Весна. Щелчки пальцами. Раз, два, три, четыре. Весна.
kizune: (Default)
Ночи уже холодные… В такие ночи нужно сидеть у костра, жечь травы и варить глинтвейн в закопченном чайнике. Нырять в темную прохладную воду и прятаться среди лунных теней, а потом, кутаясь в одеяло, жаться к огню. Держать за руку того, кто рядом. Улыбаться сквозь ночь. Обнимать деревья. Смотреть, как падают звезды.
Нужно жить.
kizune: (Default)
Ночи уже холодные… В такие ночи нужно сидеть у костра, жечь травы и варить глинтвейн в закопченном чайнике. Нырять в темную прохладную воду и прятаться среди лунных теней, а потом, кутаясь в одеяло, жаться к огню. Держать за руку того, кто рядом. Улыбаться сквозь ночь. Обнимать деревья. Смотреть, как падают звезды.
Нужно жить.
kizune: (Default)
Дождь приходит ночью. Осторожно стучится в двери листвы. Вплетается в сны усталых людей. И улыбается мне, неспящей. Но я не вижу его улыбки. Тьма за окном…
Дождь виноватой, но упрямой поступью проходит по городу. Лето – не его время, и он прячется в ночь.
Он приходит ко мне – мой backdoor man – тайный возлюбленный, о котором всё равно все знают…
Это только тоска: несостоявшееся стихотворение, несостоявшаяся любовь… Свернуться под разлапистой елью, уткнуть нос в хвост и слушать дождь… Но за окном – город, и человек во мне боится людей, а лисица – боится собак. И я сижу в своей клетке с двумя окнами: обычное и компьютер, и слушаю тишину – последний подарок ушедшего дождя…
kizune: (Default)
Дождь приходит ночью. Осторожно стучится в двери листвы. Вплетается в сны усталых людей. И улыбается мне, неспящей. Но я не вижу его улыбки. Тьма за окном…
Дождь виноватой, но упрямой поступью проходит по городу. Лето – не его время, и он прячется в ночь.
Он приходит ко мне – мой backdoor man – тайный возлюбленный, о котором всё равно все знают…
Это только тоска: несостоявшееся стихотворение, несостоявшаяся любовь… Свернуться под разлапистой елью, уткнуть нос в хвост и слушать дождь… Но за окном – город, и человек во мне боится людей, а лисица – боится собак. И я сижу в своей клетке с двумя окнами: обычное и компьютер, и слушаю тишину – последний подарок ушедшего дождя…

ЗЫ

12/12/2003 02:09 am
kizune: (Default)
А что можно делать глубокой ночью без света в одиночестве, когда спать еще совсем не хочется? Хм-м, должно быть, много, чего можно, но лично я свой mp3-player слушала. И попалась там мне стрэйтсовская “Iron Hand”, которую я когда-то очень любила. Это такая красивая грустная песенка про войну. И сразу вспомнилось мне, как в те времена, когда у нас появился это диск (“On Every Street”), я английского ни черта не знала (собственно, и сейчас не знаю – обрекли в свое время ребенка на французский!) и строчку про то, как солдаты идут в бой через поле битвы (“across batter field” – так, кажется) криво для себя переводила как то, что они прут в атаку сквозь бабочек (“across butterfly” – за правильность написания не ручаюсь). Много позже, конечно, мне, бабе-дуре, все объяснили, а вот образ в голове остался: бегут эти самые «нави» через зеленый луг, а из-под ног у них взвиваются тучи бабочек. И к музыке очень подходит. Даже жалко.

ЗЫ

12/12/2003 02:09 am
kizune: (Default)
А что можно делать глубокой ночью без света в одиночестве, когда спать еще совсем не хочется? Хм-м, должно быть, много, чего можно, но лично я свой mp3-player слушала. И попалась там мне стрэйтсовская “Iron Hand”, которую я когда-то очень любила. Это такая красивая грустная песенка про войну. И сразу вспомнилось мне, как в те времена, когда у нас появился это диск (“On Every Street”), я английского ни черта не знала (собственно, и сейчас не знаю – обрекли в свое время ребенка на французский!) и строчку про то, как солдаты идут в бой через поле битвы (“across batter field” – так, кажется) криво для себя переводила как то, что они прут в атаку сквозь бабочек (“across butterfly” – за правильность написания не ручаюсь). Много позже, конечно, мне, бабе-дуре, все объяснили, а вот образ в голове остался: бегут эти самые «нави» через зеленый луг, а из-под ног у них взвиваются тучи бабочек. И к музыке очень подходит. Даже жалко.

Profile

kizune: (Default)
kizune

February 2017

S M T W T F S
   123 4
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated 23/07/2017 12:46 am
Powered by Dreamwidth Studios